Пишет Данил Коржонов: Под куполом чистейшего ночного неба – миллиарды звёзд. В невероятной тишине отражаются в хрустальной глади льда светлячками звёзды Млечного пути. А мы оторваны от цивилизации, за 30 километров от ближайшей земли вдаль и в одном километре над ней. (33 фотографии)

См. также: Красивый лед на озере Байкал, Красивый лед на озере Байкал

Байкал
Насмотревшись на бескрайние поля торосов у мыса Хобой и с печалью глянув на ледовую карту Байкала, решаем двигаться от Ольхона вглубь Малого Моря.
Байкал
И вот, обогнув поля торошения у мыса Хобой, мы выехали к самому центру Байкала. Здесь одинаково далеко от земли. И кажется, что ты находишься где-то на одном из спутников Юпитера, где-нибудь на Европе. Небо чувствуется ближе, вес – меньше, а под ногами за стеклом – всё та же глубокая тёмная бездна. На самом деле беспокойства или страха не чувствуешь ни грамма. Только какую-то детскую радость от того, что ты забрался так далеко в другой мир, в вакуум, тишину и спокойствие. Этот день был особенно чудесным: тёплый, безветренный, с хорошим льдом. Поэтому мы просто валяли дурака – прицеплялись за багажник друг другу, бегали по льду, катались, прыгали на велосипедах, падали с них. В общем, нашло на нас дружное веселье.
Байкал
А к вечеру мы поставили палатку на одиноком снежном островке посреди Байкала. Укрепили палатку бурами, закрепили дуги, часть растяжек затянули на велосипеды вокруг палатки. Вот и у нас появился свой «обитаемый» остров.
Байкал
А где-то вдалеке змейкой лежал Ольхон. Казавшийся таким высоким, суровым вблизи, великан теперь мирно спал. И мы после заката отправились спать. Вот так мы ночевали на Байкале – просто на льду в палатке. Спишь – а озеро живёт, ухает, лёд трещит по швам в паре сантиметров под тобой… А наверху! Наверху – миллиарды звёзд, купол, покрывало звёзд. Точно – мы где-то в космосе.
Байкал
Ночью довольно прохладно. Фирма Red Fox подарила нам чудесную палатку Arctic Fox. В рекламе она не нуждается – её и так используют все альпинисты в трудных условиях, когда нужна устойчивая палатка с юбкой. Главная засада могла быть у нас из-за ветра. С утра ветер поднимался, и спать было некомфортно: опасаешься, что палатку просто унесёт в «Изумрудный город»… К тому же 5 габаритных мужиков в 4-местной палатке – это не шутка. А вот как только поднимается из-за горизонта солнышко – сразу становится тепло. Думаю, на солнце было от +5 до +15, иногда очень жарко.
Байкал
Сегодня у нас в планах был перегон посреди Байкала до Ушканьих островов. Очень хотелось увидеть, что же это за чудо-острова. Водитель “буханки” с Ольхона рассказал нам, что “ушканами” называли зайцев в Сибири, а острова изначально назывались заячьими по одной простой причине: здесь обитали «водные зайцы» – нерпы. Вот так и повелось, что острова стали “Ушканьими”.
Байкал
Перегон дался весьма непросто. Оказалось, что напрямую мы на Ушканы не попадём: впереди огромные поля торошения и снег. По снегу скорость снижается раза в 2. Поэтому мы взяли курс на мыс с оптимистичным названием «Покойники». В итоге как самолётам-истребителям нам не удалось прорезать Байкал стрелой посередине, а пошли мы в пике, навернув ещё километров 20 дугой.
Байкал
Конечно, к вечеру мы просто жутко вымотались. Спасла только сгущенка и шоколадка в заначке: последние 5 километров были просто невыносимо больными и тяжелыми для всех. Оказывается, проехать около сотни за день по Байкалу не так уж и просто: ветер, неровный лёд, снег, торосы выматывают.
Байкал
Зато к ночи, когда совсем стемнело, мы счастливые ступили на землю. Ещё вдалеке мы увидели домики. Оказалось, это метеостанция. Конечно же, мы, исполняя роль законопослушных тюленей, то есть, простите, нерп, попросились на ночлег в домик. Всё-таки романтика ухающего и крякающего Байкала – это одно дело, а другое – погреться в баньке после трудного дня. А банька на метеостанции была ой как хороша! Отогрелись, купили у хозяина несколько килограмм омуля. Это было божественно вкусно и хорошо. У нас была припасена с собой бутылка коньяка на такой случай. Но знайте – доставать коньяк на метеостанции очень опасно. У хозяина метеостанции всегда внутреннее чутьё или просто какой-то прибор проглочен по определению алкоголя. Тут же появился, налил себе целую кружку – и не глядя, махом её опустошил. Сделал пару заходов с передышкой. Жена его наутро была злая на нас…
Байкал
Конечно, домики посреди маршрута, тепло – это зло. Организм расслабляется, и очень тяжело на следующий день снова прийти в форму, собраться. Боевой дух падает. Поэтому весь следующий день у нас были съёмки для спонсоров на Ушканьих островах. Мы поставили в одной из бухт палатку – и наслаждались видами Байкала, наледями и чудесным закатом в конце дня.
Байкал
На следующий день мы отправились в обратный путь. Часть дороги нас согласился подвезти водитель буханки, но скоро наши пути разминулись – и мы уже катились по восточному берегу Байкала. Мы очень хотели увидеть нерпу в этот день, хотя бы издалека. Днём, действительно, вдалеке, за несколько километров, мы видели черные точки. И некоторые из них даже быстренько линяли от нас. Нерпы на Байкале очень пугливы, близко не подпускают. Рыбаки называют их просто «кротами» – ведь они разрывают их сети своими острыми когтями… И, видимо, стараются от этих «кротов» избавиться. Конечно, их очень жаль: ведь нерпы – такие забавные пузатые шарики с усатыми мордашками! А детишки у них рождаются совсем беляками и зимуют в торосах.
Байкал
Итак, вечер, прекрасный закат. А мы колесим по хрустящему льду, протаявшему за день навстречу солнцу по восточной стороне Ольхона. Здесь обычно самый гладкий лёд, без торосов – но водитель предупреждал нас о «газах», которые создают продыхи на Байкале – лунки с очень тонким льдом у мыса Ухан. До этого мыса нам было гнать ещё с несколько десятков километров, так что мы расслабленно ехали по льду, и ничто не предвещало беды.
Я ехал позади после съёмок очередной ледышки, а Жора беседовал с Антоном о чём-то житейском. И тут – буквально момент – Жора исчезает из виду. Антон был весьма ошарашен таким возмутительным поведением скрывшегося собеседника – и сразу ринулся его вызволять из полыньи. Жора угодил в Байкал. Да, мы брали с собой верёвки, и были готовы к такому повороту событий. Но чтобы так внезапно, подло и быстро – было тяжело поверить. Жору мы в итоге вытащили за 15 секунд, его велосипед – ещё за 15. Удивительно, но велоштаны спасли велосипед: он остался на плаву. Жору мы быстро переодели, и отправились сушиться к ближайшему берегу. Не церемонясь, встали с палаткой прямо на гигантской льдине посреди поля торосов. К самому берегу идти уже не хотелось: тут берега крутые, с кучей камней – стоять под таким склоном страшнее, чем на льду.
Байкал
Зато это был единственный день, когда мы развели костерок. Дикая природа воспринимается совсем иначе, чем если ты живешь в домике или в цивилизации. Там ты чувствуешь какой-то щит за пазухой, а тут ты открыт миру как травинка на ветру на поле.
Мы все даже чуть-чуть завидовали Жоре. Что он попал в такое приключение. Но, конечно, Жоре было так себе: вещи мокрые, настроение упало. Мало приятного – проваливаться внезапно в лунки на льду. Мы потом гадали, что же это такое было: лунки нерп или просто продыхи во льду от воздушных пузырей… Пока загадка. Да, фотографий вылезающего из воды Жоры у меня нет – не до фотографий в это время. Зато видео есть аж с 2 ракурсов: Жора случайно оставил на записи свою камеру на руле, и весь процесс остался заснят. Большая камера Сони в сумке на руле оказалась, конечно, утоплена: когда мы её вынули, из неё текли струйки холодной байкальской воды… Зато люди и кони целы.
Байкал
Утром холодный ветер дул нам прямо в морду. За полдня мы продрогли и так замучались крутить педальки в направлении Ольхонских ворот, что решили отважно пересечь Ольхон поперек. Там было метров 400 набора высоты через распадок в одном из ущелий, но всё-таки уже так хотелось на землю, что мы свернули вправо, забрались на пригорок, и страшно пыхтя, начали тягать себя и велосипеды на самый верх Ольхона. Далось нам это очень непросто: вдоль узкой тропы, заваленной снегом, постоянно встречались брёвна, поваленные деревья и ветки. Тропёжка с тяганием велосипеда на своей шкуре – то ещё удовольствие.
Байкал
Не знаю, как мы выжили, но к вечеру были на вершине. А дальше началось самое интересное – даунхилл 400 метров до самого Хужира! С перевала вниз спускалась классическая грунтовка: местами грязная, местами в снегу и со льдом. И мы со свистом упали по ней вновь до самого Байкала. Это было просто невыразимое словами удовольствие: километры спуска с ветерком вдоль полянок, еловых лесов, березовых рощ, с поворотами, заносами, грязью в лицо.
Байкал
Внизу все дружно решили, что мучения наши зря не прошли. К тому же к чудесному закату на Шаманку успели. Проводили солнце за горы, помечтали и отдохнули на пригорке под раскидистым деревом.
Байкал
А утром снова отправились в путь. Последние километры по Байкалу до базы Ольтрек. Мы уже почти дома. Осталось собрать железных коней, так верно служивших нам всё путешествие, зачехлить их – и через сутки обнаружить себя дома, немножко уставшим, но безмерно счастливым от очередной встречи с Байкалом..